Фактический адрес
Московская область, Новорижское шоссе, 9 км от МКАД
Присоединяйтесь
Телефон

Вокалист группы «Ария» Михаил Житняков: О подготовке шоу «Гость из Царства теней»

26 Февраля 2020 Года

Участие в шоу подобного масштаба для вас было дебютом. Лично для себя после нее вы какие-то открытия сделали?

- Безусловно, любое постановочное шоу требует немножко других подходов, нежели рядовой туровый концерт. В частности, приходилось много репетировать и отрабатывать не столько музыкальный материал, который в принципе к тому моменту был уже достаточно неплохо накатан группой, а именно постановочную часть. Музыкальный материал мы всегда репетируем в студии, прежде чем ехать на гастроли. А вот что касается непосредственно московской презентации этого альбома, то здесь речь шла уже о подготовке несколько другого характера. Специально под это был снят павильон в «Главкино», в котором построили большую трехуровневую сцену - в точности ту, которая была в итоге на самом концерте. Сделано это было специально, чтобы во дворце спорта мы чувствовали себя абсолютно уверенно и могли рассчитать все движения вплоть до шага. Только со мной персонально было проведено несколько репетиций нашим режиссером-постановщиком Юрием Соколовым. В моем случае получился очень ценный опыт, потому что до этого я ничего подобного не делал. Отрабатывали сценические движения, перемещения и взаимодействие с другими музыкантами и реквизитом, который был использовался в этом шоу.

Первые репетиции были намечены незадолго до концерта в «Мегаспорте» в марте, и, так как масштаб задуманного поражал воображение, у нас возникло стойкое ощущение, что мы не укладываемся в срок, чтобы достаточно хорошо подготовиться. Как будто все было немного сыровато. И тут приходит новость, что нам дворец спорта отказывает в проведении шоу по причине того, что наши технические «хотелки» не соответствуют возможностям этой площадки. Те нагрузки подвесной конструкции, которые у нас были заявлены, для «Мегаспорта» оказались предельными, а с учетом вероятной дополнительной снеговой нагрузки на крышу в конце марта никто не захотел брать на себя ответственность за возможные последствия. В итоге, было принято решение перенести шоу на другую площадку - ВТБ Арена. И у нас появилось еще время, чтобы окончательно закрепить какие-то моменты, пройти какие-то мизансцены. Обкатывали мы уже в несколько другой обстановке, но, тем не менее, часть работы мы взяли с собой в тур.

- Сет-листы презентации «Гость из Царства теней» и тура в поддержку альбома не совпали. Почему?

- Поскольку Юрий Алексеевич уже не в первый раз работал с «Арией», он ставил такие шоу, как «Живой огонь» и «Пляска ада», участвовал в организации концертов с оркестром, группа с большим доверием относится к его инициативам. Мы показали ему программу тура, с которой ездили по другим городам. Многое он принял, а что-то отверг, по причине не попадания в концепцию самого шоу. В итоге получилась уникальная программа, которую удалось показать только в Москве. Работа над образом музыкантов велась очень тщательно и буквально на каждую песню. Костюмы, реквизит, декорации, изображения, выводимые на огромные экраны – все это усиливало эффект восприятия. Весь креатив полностью исходил от него, нам лишь оставалось гадать, насколько это осуществимо. Юрий Алексеевич, уверенный в результате, как и подобает настоящему режиссеру-постановщику, многое доводил до нас в уведомительной форме. Но то, что он придумывал, не могло не нравиться.

- Костюмы на шоу были великолепные. Специально под вас шили?

- Это отдельная история, доселе неизвестная мне настолько глубоко. Мы с костюмером ездили на студию «Мосфильм». На самом деле просто оказаться там было очень интересно. Это огромный павильон, в котором тематически разложены костюмы разных эпох, от самых древних до современных, можно сказать, огромная библиотека костюмов. Мы уже знали, за чем едем - нужен был пиратский сюртук, бушлат для исполнения песни «Варяг», костюм для Чингисхана, сменные рубашки, чтобы из песни в песню переодеваться и менять образ. В итоге подобрали, что-то пришлось немного подгонять под меня. Какие-то элементы костюмов специально изготовили. Приходилось несколько раз ездить на примерку.

Михаил Житняков: «Самое сильное впечатление на меня произвело когда-то посещение первых профессиональных рок-концертов, когда я слышал, насколько качественно работают люди». Фото: Виктор ГРАКОВ

Михаил Житняков: «Самое сильное впечатление на меня произвело когда-то посещение первых профессиональных рок-концертов, когда я слышал, насколько качественно работают люди».Фото: ВИКТОР ГРАКОВ


«НА ПРОГОН ДВОЙНОГО САЛЬТО У МЕНЯ БЫЛА ОДНА ПОПЫТКА - В ДЕНЬ КОНЦЕРТА»


- А как вас уговорили летать и кувыркаться в воздухе?

- Когда директор группы Юлия Беликова сказала мне: «Миш, ты у нас летать будешь над залом», я отнесся к этому как к шутке. Соколов фонтанирует идеями и часто меняет концепцию чуть ли не в самый последний момент. Но в случае со мной он ничего переигрывать не стал. Я человек компромиссный и, когда мне что-то предлагают, не отказываюсь сразу. Говорю: «Хорошо, давайте попробуем». Думаю, попробую, они увидят, что у меня не получается, и сами от этой идеи откажутся. Приезжаю, а мне говорят, что все-таки надо будет полетать. Каскадеры показали, как будет все происходить и что это абсолютно безопасно. Ребята по комплекции не меньше моего и при этом достаточно уверенно перемещались на приличной высоте. И я согласился попробовать.

На меня поверх концертных штанов надели так называемые трусы - такой пояс из ремней с карабинами - и подвесили сначала на небольшой высоте, чтобы понять, насколько все удобно на мне сидит. Во время первой репетиции я много ходил по сцене в них, меня поднимали-опускали, а потом предложили покрутить сальто на небольшой высоте. Я попробовал, в первый раз почувствовал себя неуютно, потом еще несколько раз сделал и поймал себя на мысли, что карабины впиваются в тело в районе бедер. В общем, приехал я вечером домой и в душе обнаружил, что у меня на бедрах достаточно серьезные синяки. А репетиции у нас были чуть ли не каждый день - нужно было торопиться к мартовскому концерту, и мне предстояло три репетиции провести без группы. Приехал на второй день, снова нацепил этот пояс, но уже более удобно, и понял, что синяки появились просто от того, что я неправильно отрегулировал ремни. В итоге на второй день крутился уже как надо, даже пытался подниматься на высоту и делать это все наверху. Перед концертом у меня - я тут абсолютно не лукавлю - не было какой-то боязни по поводу того, что нужно прокрутиться и пролететь по залу. К этому моменту я уже налетал довольно много времени и был абсолютно уверен в безопасности.

Более того, в день концерта, когда мы приехали на площадку в 12 часов дня, Юрий Алексеевич предложил мне усложнить трюк и сделать два сальто в воздухе. На прогон этого двойного сальто у меня была одна попытка. Все получилось, и мы решили делать два раза.

- То есть страх ушел достаточно быстро?

- Это такой элемент, от которого я уже получал удовольствие. Людей на репетиции с каждым разом все прибавлялось. Сначала к нам приехал дополнительный технический персонал, в какой-то момент начали появляться звукорежиссеры, потом еще кто-то подъехал. Так получилось, что до приезда группы я уже крутился наверху, как настоящий акробат. И каждый вновь приходящий смотрел на это такими изумленными глазами. А учитывая, что в большинстве это были знакомые мне люди, я уже ждал этой реакции. Сделаю сальто и смотрю на них (улыбается). Подходили потом, руку жали или палец вверх показывали, мол, здорово, как ты на это решился. Подобные амбициозные проекты и не до такого довести могут.

- Коллеги не подшучивали над вами в связи с полетами во сне и наяву?

- Особо нет. Даже, думаю, что они меня в какой-то мере еще больше зауважали. У нас в принципе и так не самые плохие отношения в группе (смеется), достаточно дружеские. А тут я еще их своей решительностью дополнительно покорил.

«В ПЕРЕХОДЕ МЕЖДУ ПЕСНЯМИ «ПАЛАЧ» И «АНТИХРИСТ» Я ДОЛЖЕН БЫЛ ОТСТЕГНУТЬСЯ ПРЯМО НА ВЫСОТЕ»


- Летать, бегать, менять костюмы и при этом петь вживую, красиво, высоко и попадая в ноты - как вы умудрились?

- Петь и летать - это было отдельной историей. Дело в том, что все репетиции, кроме самых последних, были под фонограмму. Просто включали мое исполнение с диска, а я должен был под нее успевать выполнить необходимые элементы. Так мы проходили мизансцены в песнях, где больше всего пришлось работать со снаряжением, реквизитом и костюмами и попробовать спеть вживую не представлялось возможности очень долгое время. Меня очень беспокоило, как же я буду петь, если тут мне надо пробежаться и может появиться одышка, там я в подвешенном состоянии и нет опоры под ногами. Насколько сложно физиологически - брать высокие ноты, давать какую-то драматургию и при этом петь в ноты, ритмично. Это все-таки рок-концерт, и пение никто не отменял. Но в этом смысле, по-моему, все обошлось, и переживать пришлось уже за другое. Репетиции в костюмах начались в последний день (они окончательно были готовы непосредственно перед шоу). Мы с девчонками-костюмершами устраивали тренировку по таймеру, это было моей личной инициативой. Так стало понятно, что в промежутках между песнями чисто физически нереально скинуть с себя одно и облачиться в другое. И тогда Юрий Соколов пошел на театральную хитрость - решил вставить между песнями всевозможные звуковые переходы. Так у нас в кратчайшие сроки появились незапланированные интродукции и звуковые эффекты. Для людей, которые находились в зале, эти паузы проходили органично. Но, тем не менее, я все равно не расслаблялся, ведь нужно не просто быстро переодеться, но еще и в кадре выглядеть достаточно хорошо, потому что велась видеосъемка концерта. Держать в голове приходилось одновременно несколько задач: не забыть все сценические движения, успеть переодеться, выполнить в нужный момент технические элементы, которые представляют собой определенную цепочку действий.

- Насколько я знаю, у вас было сложное крепление во время полета на мече? Пристегиваться и отстегиваться вам тоже помогали?

- Во время проигрыша песни «Палач» все было четко рассчитано. Человек, который управлял этим мечом, находился в другом конце зала. Меня не подсвечивали, чтобы заранее не «продать» публике, что я оказался на этой конструкции. Для всех это должно было стать неожиданностью. Мы все просчитали по музыкальным фразам, когда я должен оказаться на этом мече и успеть себя зафиксировать ремнем безопасности. Мы придумали специальную петлю, чтобы, если микрофон выскользнет у меня из руки, он не упал вниз на людей, а повис у меня на руке. В конце «Палача», обыгрывая фразу: «И на век уйду в ледяную тьму», я, зафиксированный на конструкции меча, скрылся в темноте под сводами дворца спорта и мы плавно перешли в песню «Антихрист». И во время этого перехода в какой-то момент я должен был отстегнуться прямо на высоте. Мне приходилось удерживать себя усилием рук, чтобы раньше времени не отделиться от конструкции меча, так как тросы меча и тросы, подцепленные к моему поясу, управлялись разными лебедками. И при любой попытке двигаться происходило самопроизвольное раскачивание, и пришлось постараться, чтобы отделение от меча произошло в нужную секунду. Тут еще отдельное спасибо человеку, который не просто филигранно управлял этими лебедками, но и полностью погрузился в музыкальный материал, зная что, куда и в какой момент песни должно подняться, опуститься, отделиться, полететь и т.д. Это, конечно, высший пилотаж!

- Признавайтесь, на сколько килограммов похудели после этой презентации?

- Как-то во время репетиции в павильоне «Главкино» Юрий Алексеевич говорит: «Музыканты могут быть свободны, а с Мишей полетаем еще после перерыва». И предложил пока сходить пообедать. Ну, ребята и начали надо мной подшучивать: «Может, не стоит есть, чтобы лебедки не перегружать?» (смеется). Я в те дни еще как-то осторожно шутил на эту тему. Да и в эти дни, если честно, особенно когда мы готовились к мартовскому концерту, и поесть толком не успевал. Набирать точно не из чего было, но что-то определенно скинул.

- А вообще раньше доводилось, так сказать, парить в воздухе? Может, с парашютом прыгали или на параплане летали?

- Нет, ничего похожего в моей жизни не происходило. Можно сказать, что это был дебют. И заканчивая тему московской презентации, которая в видеоверсии получила название «Гость из Царства теней», можно с уверенностью сказать, что это шоу на сегодняшний день является одной из самых ярких страниц не только в моем творчестве, но и в целом в моей жизни.

За время работы в группе Михаил Житняков стал автором уже двух баллад. Фото: Виктор ГРАКОВ

За время работы в группе Михаил Житняков стал автором уже двух баллад.Фото: Виктор Граков


Полную версию интервью читайте на: KP.RU

Переверните ваш телефон вертикально